Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница

Тэлли еще пару раз кувыркнулась в воздухе, после чего куртка опустила ее на траву. Подергав наугад за разные завязки, девочка добилась желаемого результата: послышалось шипение и куртка упала на землю.

Несколько секунд у Тэлли кружилась голова, и она не могла понять, где верх, где низ.

— А она вроде… уродка? — пролепетал кто-то из тех, кто стоял на краю толпы.

В небе появились черные силуэты двух пожарных авиамобилей. Горели красные фары, от воя сирен барабанные перепонки чуть не лопались.

— Идея просто блеск, Перис, — пробормотала Тэлли. — Ложная тревога.

Если бы ее сейчас сцапали, ей бы пришлось очень и очень худо. Она Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница даже не слышала, что бы хоть кто-то когда-нибудь настолько сильно провинился.

Тэлли опрометью бросилась к садам.

Темнота, сгустившаяся под ивами, немного успокоила ее.

Здесь, на полпути до реки, Тэлли уже не могла судить о том, действительно ли в центре города была поднята самая серьезная пожарная тревога. Но она видела, что ее ищут. В воздухе сновали аэромобили — намного больше обычного, река была очень ярко освещена. Может быть, просто совпадение.

Но может быть, и нет.

Тэлли осторожно пробиралась между деревьев. Так долго они с Перисом в Нью-Красотауне никогда не задерживались. Сейчас в увеселительных садах народу было больше, особенно там Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница, где потемнее. Азарт побега выветрился, и теперь Тэлли начала понимать, какой дурацкой была ее затея с самого начала.

Конечно, у Периса не осталось никакого шрама на руке. Когда-то давно они порезали ладони перочинным ножиком и прижали окровавленные руки друг к другу. Но доктора делали свои операции куда более острыми и большими ножами. Они сдирали с тебя всю кожу, до мяса, и потом ты покрывался новой кожей, здоровой и чистой. Все старые отметинки — следы детских травм, оспинки, вмятины после прыщиков — исчезали. Жизнь начиналась с чистого листа.

Но Тэлли испортила Перису начало новой жизни. Заявилась, как шкодливый ребенок, которого никто Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница не ждал, и принесла с собой привкус уродства, не говоря уже о грязи на одежде. «Надеюсь, у него есть еще один жилет, и он сможет переодеться», — в отчаянии думала Тэлли.

Но Перис вроде бы не очень рассердился. Он сказал, что они снова будут лучшими друзьями, как только она похорошеет. Но он так смотрел на ее лицо… Может быть, как раз поэтому уродцев отделяли от красавцев. Наверное, это было поистине ужасно: увидеть уродливую физиономию, когда ты постоянно окружен такими красивыми людьми. Но что, если она сегодня разрушила все? Что, если Перис теперь всегда будет видеть ее такой — с косящими глазами и Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница кудряшками, даже после операции?



Над головой Тэлли пролетел аэромобиль. Она пригнулась, присела. Ее, наверное, поймают сегодня, и она никогда не станет красоткой.

И поделом ей будет за ее глупость.

Тэлли вспомнила о своем обещании Перису. Она не даст себя поймать; ради него она должна стать красивой.

Краем глаза она заметила вспышку. Тэлли сжалась в комочек и вгляделась в темноту за ветвями плакучей ивы.

По парку шла надзирательница. Не юная красотка, а женщина средних лет. Свет фонарика выхватывал из темноты ее черты, характерные для человека, подвергнутого второй операции: широкие плечи, решительный подбородок, острый нос, высокие скулы. В этой женщине Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница чувствовалась такая же властность, как в учителях Тэлли в Уродвилле.

Тэлли сглотнула подступивший к горлу ком. У новеньких красавцев и красоток имелись собственные надзиратели, молодые. И надзирательница средних лет могла появиться в Ныо-Красотауне по одной-единственной причине. Они кого-то искали. Искали всерьез.

Женщина осветила фонариком парочку на скамейке — ей хватило секунды, чтобы убедиться, что они красивые. Парень и девушка вскочили, но надзирательница усмехнулась и извинилась перед ними. Ее голос был негромким и уверенным, и парочка сразу расслабилась. Уж если надзирательница объявила, что все в порядке, все сразу становилось в порядке.

Тэлли вдруг захотелось сдаться, отдаться на волю Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница мудрого милосердия надзирательницы. Она только объяснит — и надзирательница все поймет и все устроит. Красотки и красавцы средних лет всегда знали, что делать.

Но она дала обещание Перису.

Тэлли отползла в темноту, пытаясь избавиться от жуткого чувства: она — шпионка, незаконно прокравшаяся сюда, не сдалась добровольно надзирательнице. Она развернулась и как могла быстро пошла к берегу через заросли кустов.

Совсем неподалеку от реки Тэлли вдруг услышала впереди шорох. Темный силуэт вырисовывался на фоне освещавших реку огней. Не парочка. Один человек.

Наверняка надзирательница или надзиратель. Поджидает ее за кустами.

Тэлли едва смела дышать. Она застыла, упираясь в землю коленкой и перепачканной в Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница грязи рукой. Надзиратель пока ее не заметил. Если выждать подольше, может быть, он уйдет.

Тэлли ждала, замерев в неподвижности. Тянулись бесконечные минуты. Силуэт не исчезал. Видимо, надзиратели хорошо знали, что сады — единственное место, где можно проникнуть в Нью-Красотаун и где можно из него улизнуть.

Рука у Тэлли начала дрожать. Мышцы протестовали из-за того, что им столько времени не позволяли пошевелиться. Но Тэлли боялась перенести вес на другую руку. Треск одного-единственного сучка мог бы ее выдать.

Она совсем застыла. Мышцы от напряжения разболелись. Может быть, «надзиратель» — всего-навсего обман зрения? Может быть, у нее просто разыгралось воображение?

Тэлли Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница заморгала, надеясь, что темная фигура исчезнет.

Но она не исчезала. Яркие огни на берегу четко очерчивали силуэт.

Под коленом у Тэлли хрустнул сучок. Уставшие мышцы все-таки подвели ее. А фигура и не подумала пошевелиться. Но ведь он (или она) наверняка услышал хруст…

Надзиратель проявлял доброту — ждал, что она сама сдастся. Иногда учителя в школе так поступали. Тебя заставляли осознать, что деваться тебе некуда, и ты сознавался во всем.

Тэлли кашлянула. Тихо и жалобно.

— Мне очень жаль… — промямлила она.

«Надзиратель» вздохнул.

— Ой, фу. Эй, все нормально. Я, наверное, тебя тоже напугала.

Незнакомая девочка наклонилась к земле и, помахав руками, скривилась Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница. Похоже, она и сама устала так долго стоять неподвижно. Свет упал на ее лицо.

Она тоже была уродка.

Ее звали Шэй. Длинные темные волосы, затянутые в хвостики. Слишком широко расставленные глаза. Довольно пухлые губы. Очень стройная — даже стройнее юной красотки. Она явилась в Нью-Красотаун на собственную вылазку и уже час пряталась здесь, у реки.

— Никогда не видела ничего подобного, — прошептала она. — Кругом надзиратели и аэромобили!

Тэлли кашлянула.

— Наверное, это из-за меня.

Шэй с сомнением проговорила:

— Как это тебе удалось?

— Ну… В общем, я была в центре города, на балу.

— Ты приперлась на бал? Это же чокнуться можно Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница! — воскликнула Шэй, спохватилась и перешла на шепот: — Да, чокнуться можно, но ведь и страх какой. Но как ты туда попала?

— Я была в маске.

— Круто! В маске красотки?

— Да нет. В такой… В общем, в маске свиньи. Долго рассказывать.

Шэй удивленно заморгала.

— В маске свиньи. Ладно. Дай-ка я угадаю… Кто-то эту масочку с тебя сорвал?

— А? Да нет. Меня чуть не поймали, вот я и… устроила пожарную тревогу. Классно придумала!

Тэлли улыбнулась. Теперь, когда можно было об этом рассказывать, история и вправду выглядела здорово.

— Меня загнали на крышу, и я схватила спасательную куртку и спрыгнула. Полпути Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница досюда скакала, как мячик.

— Не может быть!

— Ну, не полпути, но довольно долго.

— Страсть. — Шэй улыбнулась, но тут же стала серьезной и принялась обкусывать ноготь. От этой привычки, в частности, избавляла операция. — А скажи-ка, Тэлли, ты на этот бал потащилась… чтобы кого-то увидеть?

Настала очередь Тэлли удивиться.

— Как ты догадалась?

Шэй вздохнула, глядя на свои обгрызенные ногти.

— У меня тут тоже друзья есть. То есть бывшие друзья. Я иногда за ними подглядываю. — Она подняла голову. — Я всегда самой младшей была, понимаешь? А теперь…

— Ты осталась совсем одна.

Шэй кивнула.

— А ты, похоже, не просто подглядывала.

— Ну Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница да. Я, можно сказать, поздоровалась.

— Вот круто! Твой парень, да?

Тэлли покачала головой. Перис гулял с другими девчонками, и Тэлли на это не обращала внимания и старалась вести себя точно так же, но их дружба для них обоих всегда была важнее всего в жизни. Вот только теперь, видимо, все изменилось.

— Если бы он был моим парнем, знаешь, я бы вряд ли сюда потащилась. Я бы не захотела, чтобы он увидел мое лицо. Но мы друзья, вот я и подумала, что, может быть…

— Ну ясно. И как все вышло?

Тэлли на секунду задумалась, глядя на рябь на воде. Перис был такой красивый Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница, такой взрослый на вид. И он сказал, что они снова будут друзьями. Как только Тэлли станет красоткой…

— По большей части мерзко.

— Так я и думала.

— Кроме побега. Вот это было очень круто.

— Верю, — весело проговорила Шэй. — Это ты здорово придумала.

Они на несколько мгновений умолкли, так как над ними прошел аэромобиль.

— Но знаешь, на самом деле мы еще не смылись окончательно, — напомнила Шэй. — В следующий раз, когда вздумаешь устроить пожарную тревогу, ты меня заранее предупреди.

— Прости, что ты тут застряла из-за меня.

Шэй посмотрела на нее и сдвинула брови.

— Я не в этом смысле. Мне просто тоже бы Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница хотелось вот так удирать. Думаю, мне бы понравилось.

Тэлли негромко рассмеялась.

— Ладно. В следующий раз я тебе дам знать.

— Уж пожалуйста, не забудь. — Шэй внимательно осмотрела реку. — Похоже, все немножко успокоилось. Твоя доска где?

— Что-что?

Шэй вытащила из-под куста скайборд.

— У тебя же есть доска, верно? Не поплывешь же ты на другой берег?

— Нет, я… Послушай, погоди. Как же ты ухитрилась заставить скайборд перенести тебя через реку?

Все, что летало, было снабжено майндерами.

Шэй рассмеялась.

— Это же старый-престарый фокус. Я-то думала, ты про это знаешь.

Тэлли пожала плечами.

— Я на скайборде не так часто летаю Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница.

— Да ладно. Моя доска нас двоих выдержит.

— Подожди. Тсс!

Появился другой аэромобиль. Он летел над рекой примерно на высоте мостов.

Тэлли мысленно сосчитала до десяти и только потом позволила себе заговорить снова:

— Мне кажется, это не очень хорошая мысль — лететь обратно.

— Ну а ты-то как перебралась вообще?

— Пойдем со мной. — Тэлли, до этого момента лежавшая на земле ничком, встала на четвереньки и поползла вперед. Оглянувшись, она спросила: — Ты доску свою нести сможешь?

— Конечно. Она легкая. — Шэй щелкнула пальцами. Доска поднялась над землей и поплыла по воздуху вперед. — На самом деле она вообще ничего не весит, если только я Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница ей не прикажу.

— Удобно.

Шэй поползла следом за Тэлли. Скайборд полетел за ней, как воздушный шарик за малышом. Ниточки, правда, видно не было.

— И куда мы направляемся? — поинтересовалась Шэй.

— Я знаю один мост.

— Но он же развопится.

— Этот не развопится. Он мой старый друг.

Тэлли свалилась. Опять.

Правда, на этот раз ей не было так уж больно. В тот момент, когда ее ступни соскользнули со скайборда, она расслабилась, как учила ее Шэй. Ну а то, что ее потом завертело в воздухе, было не страшнее, чем когда тебя, маленькую, держит за руки и вертит в воздухе отец.

Угу. Если только Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница твой папаша не какой-нибудь там свихнутый супермен и не пытается выдернуть твои руки из плечевых суставов.

Но как объясняла Шэй, инерция должна была со временем угаснуть. И уж лучше наворачивать круги в небе, чем врезаться в дерево. Здесь, в парке Клеопатры, деревьев хватало.

Еще несколько оборотов — и Тэлли опустилась на землю целая и невредимая. Только голова кружилась.

Рядом спланировала Шэй — изящно и легко, словно она родилась, стоя на скайборде.

— На этот раз выглядело лучше.

— Выглядело, может, и лучше. — Тэлли стащила с запястья напульсник и стала растирать руку.

Запястье покраснело, пальцы затекли.

Держать напульсник было тяжело. Эти противоударные браслеты Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница обязательно должны были иметь металлическую начинку, поскольку взаимодействовали с магнитами скайборда. Стоило ступням Тэлли соскользнуть с доски, браслеты начинали вращать ее в воздухе и сдерживали падение. Будто бы являлся какой-то добрый великан, хватал ее за руки и не давал упасть.

За руки. Опять.

Тэлли стащила напульсник с другой руки и принялась растирать запястье.

— Не сдавайся. У тебя почти получилось!

Доска опустилась рядом с ней и ткнулась ей в ноги, будто виноватый пес. Тэлли скрестила на груди руки и принялась растирать плечи.

— Меня чуть надвое не разорвало, честное слово.

— Такого не бывает. Уж я сколько раз падала Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница с «американских горок».

— Откуда-откуда?

— Ладно, это я так. Давай-ка, попробуй еще разок.

Тэлли вздохнула. Дело было не только в том, что у нее болели запястья. У нее и коленки ныли из-за того, что то и дело приходилось приседать и делать резкие повороты, и тогда казалось, что ее тело весит не меньше тонны. Шэй называла это «перегрузкой» и объясняла, что такое происходит всякий раз, когда быстро движущийся объект меняет направление.

— С виду скайбординг выглядит так классно — летают, как птички. А на деле это тяжелый труд.

Шэй пожала плечами.

— Быть птичкой — это, наверное, тоже нелегкий труд. Ты представь только: целый Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница день крылышками махать!

— Ну да, может быть. Разве от этого легче?

— Кому? Птицам? Вот уж не знаю. А на скайборде точно легче.

— Хотелось бы верить.

Тэлли натянула напульсники и встала на скайборд. Доска спружинила, приноравливаясь к ее весу.

— Проверь датчик на пупке.

Тэлли прикоснулась к колечку-пирсингу на пупке. К этому колечку Шэй прикрепила маленький датчик — он сообщал доске, где расположен центр тяжести Тэлли и в какую сторону она повернута лицом. Датчик даже определял состояние мышц живота Тэлли, которые, как оказалось, скайбордеры всегда напрягали перед поворотами. Доска была достаточно умной и постепенно постигала тонкости движения человеческого Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница тела — в данном случае тела Тэлли. Чем больше Тэлли летала на скайборде, тем увереннее доска держала ее.

Конечно, Тэлли тоже приходилось учиться. Шэй то и дело повторяла, что, если ты не поставишь ноги, как надо, ни одна доска на свете, даже самая гениальная, не сможет тебя удержать. Для наилучшего сцепления с подошвами поверхность скайборда была устроена на манер резиновой щетки, но при этом соскользнуть с нее было проще простого. Скайборд имел овальную форму, а длиной был примерно в половину роста Тэлли. Цвет — черный, с серебристыми пятнышками «под гепарда», единственное животное на земле, умевшее бегать быстрее, чем летит скайборд. Это была первая Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница доска Шэй, и она, когда завела себе другую, не пожелала с ней расставаться, не отдала на переработку. До сегодняшнего дня доска висела на стене у нее над кроватью.

Тэлли щелкнула пальцами, присела и поднялась в воздух, потом наклонилась вперед, чтобы набрать скорость.

Шэй на своем скайборде поднялась выше и держалась чуть позади.

Замелькали деревья, проносившиеся мимо. Хлестали по плечам колючие лапы сосен. Скайборд не позволил бы Тэлли налететь на что-то твердое, но насчет веток особой заботы не проявлял.

— Руки в стороны. Ноги врозь! — наверное, уже в тысячный раз прокричала Шэй.

Тэлли опасливо выставила вперед левую ногу.

В конце Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница парка Тэлли наклонилась вправо, и скайборд заложил долгий, но крутой вираж. Тэлли согнула ноги в коленях, ощутила, как вырос ее вес. Она полетела в обратном направлении.

Вскоре она увидела впереди слаломные флажки. Приближаясь к ним, она присела сильнее. Она чувствовала, как ветер сушит губы и подбрасывает вверх волосы, стянутые в хвост.

— Ой, мамочки, — прошептала она.

Скайборд пронесся мимо первого флажка.

Тэлли резко сместилась вправо, расставив руки в стороны для того, чтобы удержать равновесие.

— Вираж! — прокричала Шэй.

Тэлли крутанулась и развернула доску так, что сумела обогнуть второй флажок. Сделав это, она снова заложила вираж.

Но ноги у нее стояли Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница слишком близко. Нет, только не упасть снова! Туфли-липучки скользнули по поверхности доски.

— Нет! — крикнула Тэлли, согнула пальцы ног, вцепилась в воздух руками.

Она была готова сделать все, что угодно, лишь бы удержаться на доске. Правая ступня заскользила к краю доски, Тэлли увидела мысок туфли на фоне деревьев.

Деревья! Она летела почти что лежа на боку, тело параллельно земле.

Промелькнул слаломный флажок, и вдруг неожиданно все закончилось.

Доска под Тэлли откачнулась назад, и ее направление снова выровнялось.

Она сделала поворот!

Тэлли обернулась, чтобы увидеть Шэй.

— У меня получилось! — крикнула она.

И свалилась.

Обескураженная тем, что Тэлли обернулась, доска попыталась сделать соответствующий Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница поворот и в итоге сбросила ее. Руки у Тэлли тут же вытянулись вверх, но она расслабилась. Мир вокруг завертелся. Хохоча, она опустилась на землю, «вися» на напульсниках.

Шэй тоже смеялась.

— Почти получилось.

— Нет! Я обогнула флажки! Ты же видела!

— Ладно, ладно. У тебя получилось. — Шэй, смеясь, сошла со скайборда на траву. — Но больше так не пляши. Это не годится, Косоглазка.

Тэлли показала ей язык.

В последнюю неделю Тэлли уяснила, что ее уродское прозвище Шэй употребляет исключительно в насмешку. Шэй настояла на том, чтобы они как можно чаще называли друг друга только настоящими именами, и Тэлли быстро к этому Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница привыкла. На самом деле ей это нравилось. Никто, кроме Сола и Элли — ее родителей — и еще нескольких учителей-зазнаек, не звал ее Тэлли раньше.

— Как скажешь, Худышка. Но было круто. — Тэлли упала на траву. У нее все тело болело, мышцы ужасно устали. — Спасибо за урок. Нет ничего лучше полетов.

Шэй села на траву рядом с ней.

— Ага. «Кто полюбит свой скайборд, тот со скуки не помрет».

— Мне так здорово не было с тех пор, как…

Тэлли не стала произносить его имя. Она устремила взгляд в ясное голубое небо. Идеальное небо. К тренировкам они приступали ближе к вечеру. Несколько Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница облачков в вышине уже немного порозовели, хотя до заката еще оставалось несколько часов.

— Ну ясно, — понимающе кивнула Шэй. — Мне тоже. Мне тоже до смерти надоело болтаться одной.

— Сколько же тебе осталось?

Шэй ответила не задумываясь:

— Два месяца и двадцать шесть дней.

Тэлли на миг замерла от изумления.

— Это точно?

— Конечно точно.

Тэлли почувствовала, как ее губы расползаются в широченной улыбке. Она повалилась на спину, громко хохоча.

— Ты, наверное, шутишь. Мы с тобой родились в один и тот же день.

— Не может быть.

— А вот и может. И это здорово. Мы вместе станем красотками!

Шэй немного помолчала.

— Ну да, получается, что так Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница.

— Девятое сентября, да?

Шэй кивнула.

— Вот круто. Я хочу сказать, что я бы не вынесла, если бы пришлось еще одного друга потерять. Понимаешь, да? Нам с тобой не стоит переживать из-за того, что одна из нас бросит другую.

Шэй села ровно, ее улыбка исчезла.

— Я бы тебя и так не бросила.

Тэлли смущенно заморгала.

— Я не сказала, что ты бросила бы… Но…

— Но — что?

— Но когда становятся красотками и красавцами, перебираются в Нью-Красотаун.

— Да? И что? Похорошевшим разрешается приходить сюда. Или писать.

Тэлли фыркнула.

— Но только они этого не делают.

— Я бы сделала.

Шэй устремила Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница взгляд на другой берег реки, на шпили бальных башен, и решительно впилась зубами в ноготь.

— Я бы тоже, Шэй. Я бы к тебе приходила.

— Ты уверена?

— Да. Правда.

Шэй пожала плечами, улеглась на спину и стала смотреть на облака.

— Ну ладно. Но ты не первая, между прочим, кто такое обещает.

— Да, знаю.

Несколько минут они молчали. Тучи медленно проплывали по небу, время от времени заслоняя солнце, воздух становился прохладнее. Тэлли подумала о Перисе, попыталась вспомнить, как он выглядел, когда откликался на прозвище Шнобель. Почему-то теперь она не могла вспомнить его уродливое лицо. Словно те минуты, когда она увидела Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница его красавцем, стерли воспоминания длиной в целую жизнь. Теперь она помнила только Периса-красавчика. Нынешние глаза, нынешнюю улыбку.

— Интересно, почему они никогда не возвращаются? — задумчиво произнесла Шэй. — Даже просто в гости не приходят.

Тэлли сглотнула подступивший к глотке ком.

— Потому что мы такие уродливые, Худышка, вот почему.

ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ

— А вот вариант номер два.

Тэлли прикоснулась к своему кольцу-интерфейсу, и изображение на уолл-скрине — большом настенном дисплее — изменилось.

Эта Тэлли была стройная, с очень высокими скулами, темно-зелеными кошачьими глазами и широким ртом, растянутым в многозначительной улыбке.

— Это, гм… очень необычно.

— Ага. И сильно сомневаюсь, что это Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница вообще допустимо.

— Тэлли поиграла с параметрами формы глаз, а брови опустила так, что они стали выглядеть почти нормально. В некоторых городах делали экзотические операции (только новеньким), а здесь власти гордились своей консервативностью. Тэлли сомневалась в том, что врач удостоит этот вариант внимания, но просто было весело выкачивать из программы все ее возможности. Думаешь, я очень страшная?

— Да нет. Ты просто натуральная киска, — хихикнула Шэй. — Увы, я говорю в абсолютно прямом смысле. Киска, которая кушает дохлых мышек.

— Ну ладно, ладно. Поехали дальше.

Следующая Тэлли представляла собой гораздо более близкую к общепринятым стандартам морфологическую модель.[1] Миндалевидные карие глаза, прямые черные волосы с длинными Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница прядями, темные, очень пухлые губы.

— Жутко банально, Тэлли.

— Да ты что! Я так долго над этим вариантом трудилась! Я думаю, мне так было бы очень круто. Просто как Клеопатра.

— А знаешь, — заметила Шэй, — я читала, что настоящая Клеопатра вовсе не была такой уж раскрасавицей. Она всех сражала наповал своим блестящим умом.

— Ну да, да. А ты ее фотку видела?

— Тогда не было фотоаппаратов, Косоглазка.

— Вот-вот. Так откуда же тебе тогда знать, что она была уродка?

— Оттуда, что так все время писали историки.

Тэлли пожала плечами.

— Может быть, она была самой настоящей классической красавицей, а они об этом Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница даже не знали. У них тогда странные понятия о красоте были. Они представления не имели о биологии.

— Повезло им, — вздохнула Шэй и посмотрела за окно.

— Ну ладно, мои морфы тебе не нравятся, почему не покажешь мне свои?

Тэлли очистила уолл-скрин и плюхнулась на кровать.

— Не могу.

— Сконструировать можешь, а смотреть сил нет?

— Да нет, на самом деле не могу показать. Я никогда такого не делала.

Тэлли от удивления широко раскрыла рот. С программой будущей внешности, позволявшей создавать морфы, баловались все, даже малые дети, у которых структура лица еще не устоялась окончательно. Помечтать о том, как ты будешь выглядеть, когда Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница станешь красивым, — это занятие считалось неплохим способом скоротать время.

— Ни разу?

— Ну, может, в детстве. Но мы с друзьями уже давно перестали этим заниматься.

— Ясненько. — Тэлли села. — Ну, это мы сейчас исправим.

— Я бы лучше на скайборде полетала, — призналась Шэй и нервно сунула руку под рубашку.

Тэлли догадалась, что Шэй даже на ночь не снимает датчик и во сне летает на своем скайборде.

— Потом, Шэй. Просто поверить не могу, что у тебя нет ни единой морфы! Ну пожалуйста!

— Это глупо. Доктора — они же все равно все делают по-своему, что бы ты им ни говорила.

— Да знаю я, но Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница ведь все равно это жутко весело.

Шэй красноречиво закатила глаза, но потом все-таки кивнула. Встала с кровати, уселась перед уолл-скрином, убрала с лица пряди растрепавшихся волос.

Тэлли фыркнула.

— Ага, значит, ты все-таки этим занималась.

— Я же тебе сказала: когда маленькая была.

— Понятно.

Тэлли повернула на пальце кольцо-интерфейс и вывела на экран меню. Потом ей пришлось несколько раз моргнуть — глаза заменяли компьютерную мышь. Вмонтированная в экран камера сверкнула светом лазера, и лицо Шэй покрылось зеленой сеткой. Поле из зеленых квадратиков легло ей на нос, лоб и губы. Через несколько секунд на экране возникло два лица. И то Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница и другое принадлежали Шэй, но явно отличались одно от другого: первое было диковатым, немного сердитым, а второе имело несколько отстраненное, мечтательное выражение.

— Просто прелесть, как она работает, эта программка, правда? — сказала Тэлли. — Ну прямо два разных человека.

Шэй кивнула.

— Прикольно.

Все уродливые лица чуточку асимметричны — одна половинка обязательно не в точности повторяет другую. Поэтому морфологическая программа первым делом брала эти половинки и удваивала их, «зеркалила» ровно посередине, создавая два образца идеальной симметрии. Обе симметричные копии Шэй уже выглядели лучше оригинала.

— Ну, Шэй, какая твоя половинка тебе больше нравится?

— А почему я должна быть симметричной? Мне больше нравится лицо Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница с разными половинками.

Тэлли простонала:

— Это — признак детского стресса. Всем неприятно на это смотреть.

— Ну нет, я вовсе не хочу, чтобы все видели, что у меня стресс, — фыркнула Шэй и указала на сердитое лицо. — Да ладно, подумаешь. По-моему, правое лучше. А ты как думаешь?

— Лично я свою правую половину терпеть не могу. Я всегда с левой начинаю.

— Ну а я свою правую сторону очень люблю. Она круче.

— Хорошо. Тебе выбирать.

Тэлли моргнула, и «правостороннее» лицо заполнило весь экран.

— Сначала пройдемся по главным чертам лица.

Программа начала работать. Постепенно увеличился размер глаз, а нос, напротив, уменьшился. Приподнялись скулы Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница, губы стали чуть более пухлыми (они у Шэй и так почти подходили под стандарт красотки). Все недостатки исчезли, кожа стала безукоризненно гладкой. Едва заметно изменилась форма черепа. Лоб немного отклонился назад, подбородок стал более четко очерченным, линия нижней челюсти — чуть более волевой.

Как только этот этап завершился, Тэлли присвистнула.

— Вот это да! Уже совсем неплохо.

— Просто блеск, — проворчала Шэй. — Как две капли воды похожа на любую новенькую красотулечку.

— Ну да, конечно, мы ведь только что начали. Не поработать ли нам с волосами?

Тэлли, часто моргая, быстро пробежалась по меню и стала выбирать для Шэй прически.

Как только изображение на Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница уолл-скрине изменилось, Шэй повалилась на ковер, трясясь от смеха. Высокая прическа, возвышавшаяся над ее тонким лицом, выглядела, будто клоунский колпак, а светлые волосы совсем не сочетались с оливково-смуглой кожей.

Тэлли с трудом выговорила сквозь смех:

— Ладно, ладно… Ну, не так… — Она перебрала еще несколько стилей, стараясь не отходить слишком далеко от настоящих волос Шэй — темных и коротко стриженных. — Давай сначала с лицом закончим.

Она приподняла брови, чтобы их изгиб был более выразительным, немного округлила щеки. Шэй все еще выглядела слишком худой, даже после того, как программа постаралась довести параметры ее лица до средней нормы.

— Может быть Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница, кожу немного осветлить?

Тэлли так и сделала.

— Послушай, Косоглазка, — сказала Шэй, — а это вообще кто?

— Это же просто игра, — примирительно проговорила Тэлли. — Сделать фотку?

— Нет, я хочу полетать на скайборде.

— Конечно хорошо. Но сначала давай все сделаем, чтобы было классно.

— В каком смысле «классно», Тэлли? Может быть, я считаю, что мое лицо уже и так классное.

— Ну да, конечно. — Тэлли закатила глаза. — Для уродки.

Шэй прищурилась.

— Что, смотреть на меня нету сил? Тебе нужна эта картинка, чтобы потом мысленно подменять ею мое настоящее лицо, когда будешь смотреть на меня?

— Шэй! Перестань! Это же только ради смеха.

— Заставлять себя чувствовать, что Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница ты уродина, — ничего в этом нет смешного.

— Но ведь мы же и есть уродины.

— А вся эта игра для того и придумана, чтобы мы себя возненавидели.

Тэлли со стоном повалилась на кровать и вперила взгляд в потолок. Порой Шэй становилась жуткой занудой. Об операции она всегда говорила с ненавистью, словно кто-то заставлял ее стать шестнадцатилетней.

— Ну да, и уж конечно, все было так круто, когда все до одного были уродами! Или ты скучаешь по тем временам? Забыла, как нам в школе про это рассказывали?

— Да помню я, — буркнула Шэй и принялась насмешливо цитировать: — «Каждый человек судил о другом по Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница его внешности. Люди более высокого роста получали более хорошую работу. За некоторых политиков голосовали только потому, что они были не так уродливы, как все остальные». Ля-ля.

— Вот-вот. А еще люди убивали друг друга из-за такой ерунды, как разный цвет кожи. — Тэлли покачала головой. Сколько бы ей ни твердили об этом в школе, вот в последнее она никак поверить не могла. — И что с того, что теперь люди стали больше похожи друг на друга? Ведь только так они могут стать равными.

— А как насчет того, чтобы они стали умнее?

Дата добавления: 2015-10-21; просмотров: 2 | Нарушение авторских прав


documentaecewof.html
documentaecfdyn.html
documentaecfliv.html
documentaecfstd.html
documentaecgadl.html
Документ Что плохого в том, чтобы наполнить общество красивыми людьми? 2 страница